Северный Кавказ глазами молодых историков

 

22.11.2010 16:24 | | |

Северный Кавказ глазами молодых историков

Свое видение целого пласта древней и древнейшей истории человеческой цивилизации . собственную оценку места предков ны­нешних чеченцев в формировании этой цивилизации, отличную от других интерпретацию известных исторических фактов и новое их осмысление предлагает научный сотрудник Аргунского историко-­архитектурного и природного музея-заповедника Висайт Дадаев.

Скорее всего, это выступление можно понять и воспринять как приглашение к откровенному разговору о многом: о содержании понятия «Каякентско-харачойская культура» и отношении к этому историко-архитектурному, этно-археологическому, культурному и лингвистическому явлению собственно Чеченской Республики и чеченского народа. Немаловажен, вероятно, и обоснованный ответ на довольно активно муссирующийся вопрос о том, кто стоит у истоков так называемой каякентско-харачойской культуры - один определенный этнос или целая группа народностей? Логично было бы ожидать по этому поводу широкого обсуждения за «круглым столом» или В рамках специальной научно-предметной конферен­ции с участием ученых-историков нашей республики и соседних регионов. Чего, однако, до сих пор не случилось. Видимо, по этой причине продолжается своеобразное извержение отдельных тео­рий, взглядов, часто бескомпромиссных утверждений по целому ряду научных направлений, которые, тем не менее, тре6уютспеци­ального рассмотрения и сколько-нибудь окончательного научного вердикта.

Пока же предлагаем вниманию читателя еще одну точку зрения еще одного исследователя истории Северного Кавказа.

Первое обобщающее исследо­вание древних культур Северно­го Кавказа, включающее горные территории Чечни и ареал современного Аргунского историко­-архитектурного и природного музея-­заповедника, принадлежит извест­ному ученому-археологу А. А. Кру­глову. В основу его исследований были положены материалы поле­вых изысканий Северо-Кавказской экспедиции 1936-1939 годов в районе селения Харачой, у под­ножия горы Гизгина-лам на правом берегу реки Хулхулау. Обобщение полученного материала позволило говорить о распространении памят­ников эпохи ранних и средних веков не только на территории Чечни и Ингушетии, но и на значительной части приморского Дагестана. Осо­бенно это проецируется на памят­ники эпохи раннего металла и раз­витой бронзы -- характерных черт именно для Северного Кавказа.

Данный тезис подтверждают ис­следования могильника, открытого на юге республики возле селения Харачой, у небольшого мыса под названием Къуй-дукъ. Данный мо­гильник был отнесен исследовате­лями к сарматским захоронениям.

В послевоенные годы (1947- 1951 ГГ.) исследования Северо­-Кавказской экспедиции были обоб­щены в трудах известных археоло­гов Е. И. Крупнова, Р. М. Мунгаева, К. Ф. Смирнова и Н. Б. Шейхова. В 1967 году археологи закончили длившиеся много лет раскопки интересных во многих отношениях поселений, получивших в науке название Сержень-юртовского и 3андакского. «Считается уста­новленным, - пишет В. А. Дадаев, - что эти поселения существовали в период между 10 и 8 веками до нашей эры».

К этому же разряду можно отнести Гатин-Калинский могильник, открытый и исследованный археологом Морковиным в 1956 году в ущелье Чанты-Аргуна. Об­наруженное захоронение уче­ный датирует 21тысячелетием до н. э. а найденные здесь предметы обихода - 3 тыс. лет до н. э. Кроме того, исследование черепов Гатин-­Калинского могильника говорит о том, что внешний облик древнего жителя тех лет чрезвычайно близок к физическому облику современ­ного горца.,

Найденные', в окрестностях озера Кезеной Ам человеческие останки датируются каменным веком, а именно примерно 50 тысячами лет, что превышает возраст так называемого кроманьонца (юг Франции) на 20 тысяч лет.

В результате исследования воз­раста археологического материала захоронений и архитектурных памятников Северного Кавказа, считавшегося достаточно поздно заселенным и освоенным чело­веком, удалось установить прямо противоположные факты.

Область Северного Кавказа предстает как один из древнейших очагов образования и развития своеобразной культуры, кроме того, областью интенсивной человече­ской деятельности, начало которой уходит вглубь каменного века.

Более того, Северный Кавказ является колыбелью всех цивили­заций: Междуречья (шумеры), Ма­лой Азии (хетты), Крито-микенской (бассейн Эгейского моря), Мидии, Наири и т. д.

Ярким примером достаточно интенсивного развития произ­водительных сил и классового расслоения племен Северного Кавказа служит появление в горной части современной Чечни укре­пленных поселений с цитаделями, постепенно разросшихся в целые города с собственными стороже­выми, сигнальными и боевыми башнями, а часто - комплексами башен. Античные и средневековые письменные источники позволяют сделать вывод о том, что эти укре­пления - албанского и раннесред­невекового периода.

Посетивший внутренние земли вайнахов в 10 веке н. э. араб­ский путешественник Аль-Масуди пишет, что горная часть страны (Чечни - прим. авт.) насчитывает до 18 тысяч поселений, которые по обеим сторонам ущелий, вплоть до Колхиды, сопровождаются укре­пленными военно-стратегическим и укреплениями.

По убеждению, основанному на выводах известных ученых - исто­риков, археологов, этнографов, лингвистов, - мы вправе говорить о том, что современные нахи явля­ются не только носителями куро­аракской культуры, но и в опреде­ленной мере ее создателями. В то же время правомерно будет утверждать, что эта культура тесно соприкасалась с Майкопской, Гин­чинской, Каякентско-харачойской и Кобанской культурами. Огром­ный интерес исследователей и ­ специалистов должно вызвать то, что петроглифы на каменных памятниках архитектyры с удиви­тельной точностью совпадают с письменами Крита, Родоса, Кипра, датируемыми 3 тысячелетием до н. э. Археолог Э. Массон в своих трудах приводит доказательства того, что хурриты поселились на островах Эгейского моря в 5-м тысячелетии до н. э.

Из всего сказанного можно заключить, что создателями куль­туры бронзового века Северного и Северо-Восточного Кавказа являются предки современных на­хов - хурриты.

В пользу самобытности куль­туры горских народов Северно­го Кавказа и локализации ее в горной части Чечни говорит и то, что в период 300-летнего влады­чества монголо-татар на равнине горная часть Чечни оставалась совершенно свободной и вольной. Этот недоступный скалистый край объединил вольные племена так называемых сарматов или саур­матов, азаматов, маскутов, алан, в число которых входили сотни нахо­язычных племен, объединенных под названием Великая Скифия.

Посетивший наш край немецкий ученый-археолог Мюллер пришел в восторг при виде башенных комплексов вайнахов, «Воистину они есть рыцарские замки, а по архитектурным своим данным даже превосходят тевтонские средневе­ковые замки», - пишет ученый.

Сотрудниками Аргунского историко-архитектурного и при­родного музея-заповедника выяв­лен ряд историко-архитектурных сооружений периода ранних и средних веков в районе сел Хин­дой - Химой. Известно, что только в селении Орсу у подножия горы Орцой-лам находилось до 14 бое­вых и сторожевых башен. Башни и башенные комплексы располага­лись и на юге с. Хой, вес. Казеной, Макажой, Ихоли, Буни, Харкара.

Военно-торговый бастион, который служил воротами в Малую Азию, сегодня лежит в руинах и ждет своего исследователя. Это ­ легендарный Хой.

 



  • На главную