В. Н. Ковнир

 

История экономики России: Учеб. пособие

ВВЕДЕНИЕ

Экономическая история в структуре экономических наук

Сегодня во многих странах идет поиск оптимального пути экономического развития и обеспечения высокого уровня жизни. Наиболее заметных результатов добились страны с развитой рыночной экономикой. В их число входят около 30 стран, так называемый золотой миллиард, разрыв между которыми и остальным миром по уровню жизни очень велик. Следовательно, рынок сам по себе автоматически не обеспечивает благополучия, а лишь дает шанс для его достижения.

В современных условиях наблюдается активное использование исторических прецедентов для доказательства тех или иных политических и экономических концепций и утверждений. Но еще древние сформулировали принцип ‹сравнение – не доказательство›. Поэтому ни один исторический факт нельзя безболезненно вырывать из контекста и сложных взаимосвязей, в которых он возник.

Для достижения благополучия человек приспосабливается к условиям своей деятельности, а на условия этой деятельности влияют различные, в том числе политические, действия, затрагивающие интересы людей. Поэтому важно понять, на какой основе складывалась и развивалась современная экономическая и социальная структура того или иного общества. Без знания экономической истории подоплека политических событий прошлого и современные политические и экономические тенденции не могут быть поняты. Знание экономической истории помогает адекватно оценить ту или иную модель рыночного развития, увидеть недостатки и преимущества различных экономических механизмов, сократить издержки и предотвратить социальную напряженность.

Последовательные промышленные революции, происходившие в XVIII—ХХ вв. (использование пара и электричества, развитие железнодорожного транспорта, изобретение телефона, телеграфа, компьютеров, овладение атомной энергией и др.), произвели коренные изменения в большинстве сфер человеческой деятельности, как положительные, так и отрицательные. Экономические кризисы XIX – начала ХХ в. стимулировали активизацию участия государства в регулировании макроэкономических процессов, выработку инструментария государственного регулирования экономики. Так, тяжелые условия работы на крупных промышленных предприятиях вызвали развитие фабричного законодательства и систем общественного контроля; необходимость обеспечения платежеспособного спроса и социальной стабильности стимулировала развитие систем социального обеспечения, повышения образования и квалификационного уровня работников и т. д.

Современные проблемы труда и безработицы, инфляции, воздействие банков и финансового капитала, рост государственной собственности и бюрократии, затрагивающий все страны процесс глобализации мировой экономики – все эти факторы непосредственно влияют на политические решения и события. Человечество сегодня овладело атомной энергией, стали реальностью воздухоплавание, освоение космоса и подводных глубин, бурно развиваются технологии генной инженерии, но при этом практически неуправляемыми остаются процессы урбанизации, а экономическая деятельность чревата угрозой экологического и энергетического краха.

Рост экологических проблем и глобализация экономических проблем привели в 1970–е годы к созданию Римского клуба, инициировавшего глубокое изучение новых вызовов человеческой цивилизации, и сегодня человеческое сообщество на мировых конференциях в Рио–де–Жанейро (1992) и Йоханнесбурге (2002) объединенными усилиями начало поиск новых механизмов решения глобальных мировых проблем.

В поле изучения экономической истории находятся также такие проблемы, как влияние на экономическую деятельность религиозных, политических и моральных принципов и идеалов. В качестве примеров такого влияния можно назвать протестантскую этику капитализма или деятельность исламских банков.

В XIX в. в политической экономии сформировалась немецкая историческая школа. Ее теоретики Ф. Лист, В. Рошер, Б. Гильдебранд, Г. Шмоллер и другие выступили против универсалистских схем и игнорирования национальных особенностей экономики. В соответствии с концепциями исторической школы экономическая теория в первую очередь должна изучать развитие экономических и правовых институтов. В дальнейшем молодая историческая школа выдвинула положение о том, что законы экономики можно вывести только из решения практических проблем.

Экономическая история также изучает долговременную динамику хозяйственного развития, без знания которой нельзя научиться действовать эффективно и рационально, формирует понимание долгосрочных тенденций экономического развития и объемное видение социально–экономических процессов.

Экономическая история находится на пересечении трех направлений исследований развития общества: истории, экономической теории и конкретной экономики. Вот почему экономическая история России связана с этими и рядом других общественных наук, но прежде всего с отечественной историей.

Предмет исследований экономической истории в широком смысле – это экономическое движение общества, особенности его изменений, закономерности трансформации, связь их с другими сторонами общественной жизни. В экономической истории рассматриваются экономические причины и последствия отдельных исторических событий, политика государства, различных классов общества.

В узком смысле экономическая история изучает хозяйственную деятельность народов, классов и социальных групп страны; развитие ее производительных сил, эволюцию и смену способов производства; развитие хозяйственных механизмов, отраслей народного хозяйства, отдельных экономических процессов (урбанизация, индустриализация, кооперирование и т. д.); историю экономических институтов (фискальная система, ценообразование, финансы и кредит, оплата труда), а также историю экономической мысли, которая в современных вузах преподается в виде отдельного курса.

Основные задачи курса ‹История экономики›:

• фундаментальные – анализ и обработка разнообразной экономической информации;

• мировоззренческие – формирование логики и стиля экономического мышления;

• ценностные – социально–нравственная оценка средств и результатов различных преобразований;

• культурные – сохранение преемственности в хозяйственной практике, изучение альтернативного опыта;

• прагматические – обобщение и усвоение опыта хозяйственного развития.

Как наука экономическая история применяет различные методы исследования: исторический, логический, хронологический, классификационный, сравнительно–исторический, а также современные методы социальной психологии, исторического моделирования, математической статистики.

Вместе с экономической теорией экономическая история входит в состав общетеоретических экономических дисциплин. Хотя взаимосвязь экономической истории и экономической теории очень тесная, однако при этом между ними имеются существенные различия. Экономическая теория базируется на логическом методе, проводит теоретический анализ экономического функционирования общества и использует главным образом абстрактно–логические и математические методы исследования. А экономическая история базируется на историческом методе исследования, рассматривает экономические явления в различные исторические эпохи и вычленяет закономерности развития экономики и общества.

Таким образом, без экономической теории у экономической истории нет твердой теоретической почвы, но экономическая теория только на основе экономической истории может доказывать свои теоретические выводы.

Основными источниками при изучении экономической истории являются памятники материальной культуры, в том числе археологические, и письменности: своды законов, деловые, административные и юридические документы; статистические и мемуарные источники.

При изучении экономической истории применяется следующая общая хронологическая периодизация:

1. Древняя история – 100 тыс. лет до н. э. – V в. н. э.

2. Средние века – V—XV вв.

3. Новое время – XVI – начало XX в.

4. Новейшее время – начиная с 1914 г.

Историческое развитие экономики России в силу ряда причин запоздало по отношению к Западной Европе. Древний период завершился лишь в VIII в. н. э. а средневековые порядки держались до XVIII в. включительно.

Новейшее время в российской истории делится на два периода: первый – до, второй – после 1991 г.

В современной исторической науке существуют два основных подхода к исследованию социально–экономических систем: форма–ционный и цивилизационный.

Формационный подход базируется на пятизвенной схеме деления мировой истории К. Маркса и выделении пяти общественно–экономических формаций: первобытно–общинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической, коммунистической. Хотя сама схема и этот подход логичны, но представляют слишком упрощенное понимание истории только как линейно–прогрессивного процесса смены низших общественных форм высшими.

Слабость формационного подхода заключается в жестком фатализме, катастрофизме и нивелировании роли человеческого фактора. Сегодня стало понятно, что формационная схема является частной теорией, применимой в основном к Западной Европе на определенном отрезке времени – от зарождения классов до начала XX в.

Концепции исторической школы и формационного подхода были развиты в современных теориях постиндустриального (Д. Белл, А. Турен) и технотронного обществ (Э. Тоффлер).

Однако эти концепции также являются однолинейными. Каждая из этих теорий в итоге оказывается частной, поэтому все большее распространение находит цивилизационный подход, при котором история государств, в том числе история России, вписывается в общий контекст мировой истории.

Цивилизационный подход основан на выявлении и изучении общности социально–экономических, политических, научно–технических и культурных характеристик общественных систем, особенностей развития отдельных стран и регионов.

Ведущим теоретиком цивилизационного подхода стал английский историк и социолог Арнольд Тойнби (1889—1975). В рамках этого методологического направления нужно в первую очередь выделить его работу ‹Постижение истории› (12 томов, вышедших в 1934– 1961 гг.). В этом ряду также следует указать Уолта Ростоу (США, 1916) и Фернана Броделя (Франция, 1902—1985). Ростоу в фундаментальной работе ‹Мировая экономика› обобщил развитие мировой экономики с XVIII в. на основе синтеза новой экономической истории и анализа долговременных тенденций экономического развития. Бродель исследовал генезис капиталистической экономики в трехтомной работе ‹Материальная цивилизация, экономика, капитализм. XV—XVIII вв.›.

Сегодня цивилизационный подход завоевывает все больше приверженцев среди ученых – историков и экономистов, поскольку дает возможность интегрировать в комплексном рассмотрении все стороны социально–исторического развития отдельной страны и вписать его в общемировой контекст развития.

В мировой экономической науке во второй половине XX в. параллельно активному развитию прогнозирования стали развиваться интроспективные методы исследования экономических процессов. В результате в 1970–е годы оформилось новое направление науки – историческая экономика – как синтез новой экономической истории, применения эконометрических методов, гипотетических дедуктивных моделей и компьютерного моделирования для анализа долговременных тенденций экономического развития и объяснения прошлого.

Доминирующее место в этих исследованиях занимают проблемы экономического роста и анализ роли различных факторов в нем: воздействие НТП и смены технологий, эволюция финансовой системы, развитие международных рынков, оценка роли государства в экономическом развитии в различные исторические периоды, анализ рынка рабочей силы, механизмы перераспределения доходов, антикризисная политика.

В 1993 г. это направление экономической науки было отмечено Нобелевской премией по экономике, которая была присуждена Дугласу Норту и Роберту Фогелю за применение новых экономических методов для изучения исторических процессов.

Д. Норт является одним из крупнейших исследователей и теоретиков современного институционализма, ему принадлежит ряд крупных работ. В монографии ‹Рост и благосостояние в американском прошлом: новая экономическая история› (1966) он проанализировал ускоренное социально–экономическое развитие довоенного Юга США в 1815—1860 гг. Норт пересмотрел устоявшиеся концепции, утверждавшие, что хозяйство Юга США было убыточным, застойным, с низкой производительностью труда, и пришел к выводу, что само по себе рабовладельческое хозяйство не вело к снижению качества предпринимательской деятельности, уменьшению объема капиталовложений и нерациональному распределению капитала между сельским хозяйством и промышленностью. В работе ‹Структура и изменения в экономической истории› (1981) Норт изложил новую версию и теоретическое обоснование стадийно–цивилизационного подхода.

Р. Фогель является создателем клиометрики (от греч. клио – история и метрия – измерение). Он провел пересмотр и переоценку многих основополагающих идей в американской истории с использованием математических, статистических методов и количественного анализа: оспорил необходимость железнодорожного строительства для освоения Дальнего Запада и его ресурсов и даже отверг утверждение, что Гражданская война в США была могучим толчком в деле индустриализации страны.

Российские историки и экономисты начиная с XIX в. уделяли большое внимание разработке вопросов экономической истории. В фундаментальных исторических работах С. М. Соловьева (‹История России с древнейших времен›) и особенно В. О. Ключевского (‹Курс лекций по русской истории›) вопросам экономического развития уделено много внимания и содержится богатый фактографический материал. Конкретные специализированные вопросы экономического развития России подробно разрабатывали П. Н. Милюков (развитие финансовой системы), М. И. Туган–Барановский (история русской фабричной промышленности).

Большой вклад не только в экономическую теорию, но, в методологию собственно экономической истории внес в 1920–е годы выдающийся русский экономист Н. Д. Кондратьев, разработавший теорию больших волн экономической динамики.

В советский период несколько раз издавалась фундаментальная ‹История народного хозяйства СССР› П. И. Лященко. Эта работа содержит большой объем фактического материала, который до сих пор не потерял своего значения. В 1960– 1980–е годы было издано большое количество содержательных учебников и пособий по экономической истории В. А. Жамина, Ф. Я. Полянского, П. А. Хромова, В. Т. Чунтулова. Однако методологической основой всех работ советского периода были жесткие марксистские схемы исторического развития, что не дает возможности использовать их в качестве базовых учебных пособий. Тем не менее многие исследования советского периода сохраняют свое значение при анализе отдельных сторон экономического развития. Изучению циклов и кризисов капиталистической экономики были посвящены фундаментальные работы И. А. Трахтенберга и Л. А. Мендельсона. Развитие кейнсианства[1] 1

Кейнсианство – теория государственного регулирования экономики. Основные принципы сформулированы английским экономистом Дж. М. Кейнсом в работе ‹Общая теория занятости, процента и денег›.

[Закрыть] с 1930–х годов стимулировало различные историко–экономические исследования в рамках теоретического обоснования хозяйственного интервенционизма, поиска прецедентов, исторических аналогов и т. д. Развитию этого направления посвящены работы Е. С. Варги, но в СССР такие исследования проводились в рамках критики политики кейнсианства. Глубокий содержательный анализ инфляции и российских финансов в годы военного коммунизма и НЭПа провел С. А. Далин в монографии ‹Инфляции в эпохи социальных революций› (1983).

Но сегодня требуется выработка нового подхода к анализу и оценке исторического пути российской экономики, поэтому циви–лизационный подход должен быть реализован в исследованиях конкретных сторон ее развития. Исходя из этого в российской экономической науке можно выделить работы ряда современных исследователей. Помимо уже названной работы С. А. Далина следует отметить проведенные в 1970—1990–е годы исследования Г. И. Ханина по расчетам долгосрочных динамических рядов развития народного хозяйства СССР и России в XX в. Г. И. Ханин разработал и обосновал альтернативные методы оценки роста национального дохода, валового национального продукта и других показателей развития народного хозяйства, которые имеют важное значение для оценки динамических параметров развития российской экономики в истекшем столетии.

Важную составляющую современных историко–экономических исследований представляют работы, рассматривающие деятельность русских царей и императоров, внесших свой вклад в развитие экономических процессов и формирование новых экономических структур. Вслед за традиционно рассматриваемой в этом ряду фигурой Петра I стала активно исследоваться деятельность императоров XIX в. Александра I, Николая I, Александра III, но особенно Александра II. Их экономико–реформаторская деятельность всесторонне освещена в сборнике ‹Российские самодержцы (1801—1917)› (1995).

Большое количество работ современных историков посвящено крупнейшим государственным деятелям России XIX – начала XX в. М. М. Сперанскому, С. Ю. Витте, П. А. Столыпину. Однако этими именами не заканчивается ряд реформаторов, внесших заметный вклад в движение российской экономики по рыночному пути. Относительно малоизвестна современному студенту по сравнению с именами Столыпина или Витте деятельность Н. Х. Бунге, ученого–экономиста и министра финансов эпохи царствований Александра II и Александра III. Этой теме посвящена монография В. Л. Степанова ‹Н. Х. Бунге. Судьба реформатора› (1998). В сборнике работ современных историков ‹Российские реформаторы (начало XIX – начало XX в.› (1995) наряду с уже названными деятелями рассматриваются относительно менее известные сегодня реформаторы П. Д. Киселев, Н. Х. Рейтерн, братья Д. А. и Н. А. Милютины.

В последнее десятилетие издан ряд учебников и пособий по истории экономики, в которых авторы стремятся изложить современный взгляд на предмет исследования и ввести в учебный процесс новую информацию. Среди них следует назвать работы Р. Гусейнова ‹История экономики России› (М. 1999), М. В. Конотопова и С. И. Смета–нина ‹История экономики России› (М. 2002), М. Я. Лойберга ‹История экономики› (М. 1999), Т. М. Тимошиной ‹Экономическая история России› (М. 2002), ‹История экономического развития России› под редакцией А. К. Шуркалина (М. 2000). Однако можно вполне уверенно утверждать, что сегодня научная разработка методологии и теории курса ‹История экономики России› продолжается.

Изолированность до конца 1980–х годов от мировой науки и док–тринальная марксистская заданность экономических исследований, закрытость или нерепрезентативность статистических и исторических источников информации пока не позволили российской экономической науке создать фундаментальные труды, подобные работам Тойнби, Ростоу, Броделя, Норта. Тем не менее, изучение экономической истории должно стать одним из элементов процесса экономического и социального познания и формирования профессионального уровня экономиста с университетским образованием, а также началом углубления процесса понимания динамики и перспектив развития экономики России.

РАЗДЕЛ I

ЭКОНОМИКА РОССИИ В ДРЕВНОСТИ И СРЕДНИЕ ВЕКА

ГЛАВА 1.

Введение в экономическую историю Древней Руси

Периодизация и основные черты первобытно–общинного хозяйства. Природные условия формирования Руси. Время до образования Киевской Руси.

1.1. Периодизация и основные черты первобытно–общинного хозяйства

К древним эпохам человеческого развития хронологически относятся периоды первобытно–общинного строя, античного рабовладения и азиатского способа производства.

Период первобытно–общинного строя археологически в основном совпадает с каменным веком и делится на три основных этапа:

1) древний каменный век – палеолит (от 2,5 млн до 12 тыс. лет до н. э.);

2) средний каменный век – мезолит (10—7 тыс. лет до н. э.);

3) новый каменный век – неолит (7—3 тыс. лет до н. э.).

Более точная датировка практически невозможна, так как не поддается проверке с помощью альтернативных хронологических источников. Однако следует заметить, что культуры каменного века до сих пор существуют, хотя и в труднодоступных для современной цивилизации районах.

Начальным этапом экономического развития первобытно–общинного общества стал период присваивающего хозяйства, а древнейшими занятиями человека являлись собирательство, охота и рыболовство. Основу производственных отношений составляли коллективная собственность на орудия и средства производства и уравнительное распределение благ. Такие типы обществ существуют до сих пор в малых ареалах, расположенных в джунглях Африки, Амазонии, Новой Гвинеи. Черты присваивающего хозяйства сохранялись в виде отдельных укладов на территории России у народов Сибири и Дальнего Востока до начала ХХ в.[2] 2

Характерно, что отдельные элементы такого рода экономической организации проявились в условиях распада плановой экономики, оказавшись очень устойчивыми в социокультурном и экономическом плане.

Переломным моментом развития первобытного общества стало овладение огнем, что произошло примерно 400—500 тыс. лет назад. Но отдельные исследователи относят этот переход ко времени более 1 млн лет назад.

В результате этого технологического прорыва человек впервые овладел ресурсом, который не использует никто из других живых существ. Но этот ресурс имел для человека не только огромное физиологическое значение, так как обеспечил потребление термически обработанной пищи, он потребовал также новой организации всего жизненного уклада и освоения технологии использования: огонь нужно было сохранять, усиливать, уметь переносить в другое место. Все эти действия требовали не только затрат времени для поддержания огня, но и физических усилий и напряжения интеллекта для организации этого процесса и его планирования. Тут мы видим в начальной фазе уже классическую экономическую задачу – распределение ресурсов времени и труда, формирование запасов и достижение эффективности использования для удовлетворения новых потребностей.

Первичная форма охоты – загонная – у древнего человека постепенно приобретала специализированные формы в зависимости от распространения видов животных (мамонты, северные олени и др.) и требовала все более специализированных орудий.

В раннем палеолите набор орудий соответствовал 30—40 функциям, в основном связанным с охотой, а также с обработкой добычи. Для изготовления орудий применялась технология оббивки.

В период верхнего палеолита был сделан следующий шаг к совершенствованию орудий, так как размеры животных уменьшились. Появление около 15 тыс. лет назад лука позволило начать индивидуальную охоту на средних и мелких животных. Это дало возможность разнообразить потребление и жить относительно меньшими сообществами.

В этот период начинает развиваться и совершенствоваться технология плетения – от простых корзин к производству сетей, верш (корзин–ловушек для рыбы), капканов и т. п.

В мезолите орудия труда уменьшаются и становятся более разнообразными, появляются так называемые микролиты – орудия, изготовленные из тонких пластин, имеющих геометрическую форму. Происходит одомашнивание собаки, ее начинают использовать на охоте. На основе развития рыболовства возникает и развивается морской зверобойный промысел. Рост потребления растительной пищи стимулировал развитие орудий ее обработки – зернотерок, ступ, пестов.

В сумме эти факторы вели к складыванию устойчивых подвижных общин, насчитывавших от 30 до 100 человек. Такие сообщества ведут оседло–сезонный образ жизни.

Для эпохи неолита уже свойственна развитая технология шлифовки и сверления при обработке дерева. Исчерпание запасов пригодных для обработки поверхностных россыпей и месторождений кремня стимулирует первую промышленную технологию – в Европе появляются шахты для разработки подземных месторождений кремня. Распространяются орудия из твердого вулканического стекла – обсидиана.

Начинают использоваться сложные орудия: полое сверло, шлифованные топоры и тесла, первые серпы и мотыги. Появляется и получает распространение принципиально новый класс изделий, которым не было аналога в природе: лодки–долбенки, лыжи, сани, посуда и другие изделия из обожженной глины.

Главнейшее достижение неолита – овладение новым средством производства – землей, позволившее человеку перейти к производящему хозяйству.

Этот переход в периодизации крупнейших переломов экономического развития называется неолитической революцией.

Человек начал разводить пшеницу, ячмень, горох, чечевицу, вику, а также приручать и одомашнивать животных. С этого времени и в течение следующих нескольких тысяч лет лошадь, корова, свинья, овца, коза – неизменные спутники человека.

Результатом неолитической революции стала не только обеспеченная гарантированная прибавка к обычному рациону, но и реальная экономическая выгода, связанная с возможностью длительного хранения запасов пищи.

Причины перехода к производящему хозяйству были весьма различны:

1) истощение природной численности дичи и полезных растений и необходимость восполнения потерь;

2) рост населения, хотя увеличение производства пищи само ведет к демографическому взрыву – здесь процесс взаимосвязанный;

3) достаточно высокий технический уровень орудий и появление элементов теоретических знаний;

4) наличие благоприятных условий для развития земледелия и животноводства.

Значение неолитической революции глобально по воздействию на развитие человечества, так как именно тогда и только тогда произошло формирование пищевой платформы потребления современной цивилизации. С тех пор человек практически уже не приручал и не одомашнивал новых видов животных, а только вел их селекцию. То же относится и к растениям.

Неолитическая революция была достаточно длительным процессом, занявшим примерно 2,5—3 тыс. лет. Средняя скорость продвижения земледельческих племен в Европе, т. е. ежегодного освоения новых земельных угодий, составляла примерно 5,5 км/год. В течение жизни одного поколения (20—25 лет) племя продвигалось на 100—150 км. В итоге производящее хозяйство завоевало Европу за 1—1,5 тыс. лет. На юго–востоке Европы неолитическая революция завершилась на рубеже VII—VI тыс. до н. э. на севере – в середине IV тыс. до н. э.

Появление устойчивого избытка продукта дало возможность освободить часть людей от добывания пищи, особенно от сельскохозяйственной деятельности. В чисто производственном плане это создало предпосылки для зарождения ремесла (изготовление одежды, орудий и т. д.) как специализированной сферы экономической деятельности человека. Постепенно благодаря изобретению веретена и каменных пряслиц стало развиваться ткачество. Первые ткацкие станки появились в конце неолита – начале бронзового века сначала в Египте, потом в Европе. В V тыс. до н. э. в Месопотамии появился гончарный круг.

На такой основе стало возможным развитие обмена для получения редких продуктов и сырья. Первичными деньгами был скот. Постепенно складывалась специализация и развивалась торговля, в результате происходило выделение из общей среды первых предпринимателей – торговцев.

Рост прибавочного продукта и, соответственно, расширение возможностей для других занятий вкупе с обостряющимися потребностями в большом количестве эффективных орудий стимулировали технологию использования и добычи металлов.

Производящее хозяйство в форме скотоводства и земледелия (или комплексного земледельческо–скотоводческого хозяйства) решило проблему пищи, дало возможность перешагнуть рубеж бесклассового общества и открыло возможности для образования частной собственности.

Обработка металлов, знаменующая наступление металлических веков, начинается в VII тыс. до н. э. с меди. Первым металлическим веком стал медный, так как он основывался на доступности самородной меди и относительной легкости ее обработки. Однако историческая продолжительность медного века была недолгой, порядка тысячи лет, так как медь – металл достаточно мягкий, а добывать ее вскоре пришлось только из руды. Разработка руды стимулировала технологию металлургии и применения сплавов.

На смену медному приходит бронзовый век. В V—IV тыс. до н. э. был изобретен и получил распространение сплав меди с оловом – бронза, которая гораздо тверже меди и эффективнее для изготовления оружия и других изделий. В бронзовом веке начинается формирование раннеклассовых обществ – на определенной стадии выделяются старейшины и вожди. Их положение позволяет обеспечить экономическое накопление богатств, состоящих из наследных земель, дани, военной добычи (земля, пленники, трофеи).

Рост производительности труда и все большая индивидуализация экономической деятельности обеспечили рост частного присвоения всего произведенного продукта группами, в первую очередь семьями, а потом отдельными лицами. Частная собственность постепенно вела к разложению первобытно–общинного строя, распаду родового общества.

В этих условиях развитие первобытной общины шло следующим образом:

1) родовая община, объединяющая кровных родственников;

2) земледельческая община, в которой собственность на территорию сочетается с разделом пахотных участков;

3) соседская община, сохраняющая коллективную собственность на сенокосы, охотничьи, лесные и другие угодья при индивидуальной собственности малых семей на пахотные наделы.

Такая эволюция вела к имущественному и социальному неравенству, стимулировала появление первых государственных образований. На территории Руси эпоха бронзового века отмечена только в южных причерноморских районах, что связано с античной колонизацией этих территорий. На основной территории Руси переход от каменного века к металлу происходит только в железном веке.

Смена бронзового века железным началась в I тыс. до н. э. а завершилась в IV—VI вв. н. э. Наступление железного века было обусловлено очевидными технологическими преимуществами железа перед бронзой и приобрело интенсивный характер, как только была освоена плавка железной руды, требовавшая применения более высоких температур, чем технология получения бронзы. В таких условиях в начале новой эры началось складывание ранних государственных образований у восточных славян.

 



  • На главную